История Ислама Сира

Жизнь имама Абу Ханифы со дня его рождения и до дня его смерти. Часть 3

  • 4. Внешность и нравственные черты Абу Ханифы

О внешних физических и внутренних духовных качествах Абу Ханифы историки-биографы приводят следующие сведения: «Он был чуть выше среднего роста, имел приятную внешность, чёткую дикцию, обладал острым умом и ясной речью». (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 32)

От Хаммада – сына Абу Ханифы дошли сведения, что он был высоким, смуглым, приятным внешне и очень степенным человеком, он никогда не говорил, пока его о чём-либо не спрашивали, и никогда не говорил о том, чего не знал. (‘Аззи, «Табакат ас-Синийа», I, 111)

От Ибн Дуккейна же дошли следующие сведения: «Абу Ханифа был приятен лицом, имел красивую бороду и ухоженный внешний вид; он носил хорошую одежду и обувь, в его обществе всегда было приятно находиться, он был очень благоразумным и степенным человеком, был щедр и обходителен со своими братьями, о его скором появлении было понятно по опережающему его запаху благовоний, которыми он очень любил умащаться». (Аз-Захаби, «Тарих аль-Ислам», VI, 135)

Некоторые историки также приводят от сына Абу Ханифы Хаммада следующие сведения: «Он имел опрятную внешность, всегда носил хорошую одежду и от него всегда приятно пахло. Он специально выбирал себе лучшую одежду и лучшие масла для умащения, и в этом он не противоречил своему аскетизму, а напротив, следовал своей природе, ведь так поступал и Пророк (да благословит его Аллах и приветствует), а значит, это – сунна». (Аль-Хатиб аль-Багдади, «Тарих Багдад», XIII, 325)

Немало трудов учеными ранних и более поздних поколений было написано и о моральном облике Абу Ханифы.[1] Во всех биографических источниках говорится, что он был очень набожным, богобоязненным, кротким, добрым, крайне почтительным к своим учителям и снисходительным к своим ученикам, стойким в учёбе и терпеливым в обучении человеком.

Относительно его набожности аз-Захаби аш-Шафии писал следующее: «Во многих биографических источниках говорится, что Абу Ханифа проводил ночи в поклонении, совершая намаз тахаджуд. За его продолжительное простаивание в молитве он получил прозвище «вкопанный как столб». На протяжении тридцати лет он прочитывал Коран в одном единственном рака’ате ночного намаза тахаджуд. На протяжении сорока лет он совершал утренний намаз с омовением вечерней молитвы».

Ибн аль-Мубарак пишет, что большую часть ночи Абу Ханифа плакал и проводил в поклонении. (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 50)

Мис‘ар ибн Кидам,[2] описывая ночное поклонение Абу Ханифы, писал: «Однажды я увидел его совершающим утренний намаз, и после намаза решил понаблюдать за ним. Присоединившись к группе людей, он засел за повторение знаний. Так продлилось до полуденного намаза. После полуденного намаза до предвечернего, и после предвечернего намаза до вечернего он также был занят знаниями. Тогда я подумал, уделит ли он хоть немного времени ночному поклонению? Продолжив наблюдать, я стал свидетелем тому, как, придя ночью в уже опустевшую мечеть одетым словно жених, он стал совершать намаз тахаджуд, и совершал его вплоть до самого утра. Когда пришло время утреннего намаза, он поменял одежду и совершил вместе со всеми утренний намаз. Тогда я подумал: «Если всю ночь он провел в поклонении, что он будет делать днем?» Продолжив свои наблюдения днем, я обнаружил, что этот его день был точно таким же, как и предыдущий. Продолжив свои наблюдения ночью, я обнаружил, что и ночные его поклонения были точно такими же, как и в предыдущую ночь. Тогда я дал себе слово, что буду следовать за ним, пока не умру, либо пока не умрет он сам. За всё время пока я сопровождал его, я ни дня не видел его не постящимся, и ни единой ночи, пребывающем во сне. Спал он лишь непродолжительное время перед полуденной молитвой». Сам Мис‘ар ибн Кидам умер в мечети Абу Ханифы в момент совершения земного поклона. (Аль-Хатиб аль-Багдади, «Тарих Багдад», XIII, 354; аз-Захаби, «Тарих аль-Ислам», VI, 135; Лакнави, «аль-Фаваид аль-Бахия», стр. 177)

Шари́к приводит иные сведения: «Я был рядом с Абу Ханифой на протяжении целого года, и я ни разу не видел, чтобы он хоть ненадолго прилег. Однажды ночью он стал читать в намазе тахаджжуд аят: «Но Час [Судного дня] – назначенный для них срок. И Час этот – самый тяжелый и самый горький!» («Аль-Камар / Месяц», 54:46), повторяя эту фразу до самого утра. Другой раз он читал в намазе тахаджуд аят: «А Аллах оказал нам милость и уберег нас от наказания горячим ветром» («Ат-Тур / Гора», 52:27), который он стал повторять снова и снова, пока не прозвучал призыв на утреннюю молитву. (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 50-51; ас-Суюти, «Табакат аль-Хуффаз», стр. 73)

О набожности Абу Ханифы его наложница, родившая ему ребенка, говорила следующее: «С тех пор, как я узнала его, я не видела, чтобы ночью он хоть раз расстилал свою постель. Он спал лишь между полуденным и предвечерним намазом летом, и в начале ночи в своей мечети зимой». (Каннуджи, «Тадж аль-Мукалляль», стр. 137)

О причине бодрствования Абу Ханифы по ночам его ученик по имени Абу Юсуф рассказывает следующее: «Как-то раз, проходя вместе с учителем мимо двух людей, мы услышали: «Это тот самый Абу Ханифа, который не спит по ночам». Обращаясь ко мне, учитель сказал: «Раз уж Аллах укоренил обо мне в умах людей такое мнение, будет мерзко, если до него дойдет молва о том, что я не таков. Клянусь Аллахом, я сделаю всё, чтобы люди говорили обо мне лишь то, что мне действительно присуще». (Аз-Захаби, «Тазкира аль-Хуффаз», I, 168)

В книгах о достоинствах и достижениях об Абу Ханифе сказано гораздо больше. Некоторые сведения в них перекликаются между собой, некоторые противоречат друг другу, встречаются и явные преувеличения, поэтому мы не станем приводить здесь всего этого.

Немало написано и о богобоязненности Абу Ханифы. Говорится, что однажды, когда в ходе одного из диспутов кто-то назвал его «еретиком и вероотступником», он ответил: «Пусть Аллах простит тебя, ведь ему известно, что я не таков. Я не взывал к Его справедливости с тех самых пор, как познал Его. Поэтому взываю лишь к Его прощению и страшусь лишь Его наказания». После этого он заплакал и потерял сознание. Когда он пришел в себя, человек, оскорбивший его, сказал: «Прости меня и не взыщи», – на что Абу Ханифа ответил: «Я тебя прощаю». (Курайши, «аль-Джавахир аль-Музыя», I, 29; Ибн аль-‘Имад, «Шазарат», I, 227; Ибн аль-Асир, «аль-Камиль фи ат-Тарих» V, 589).

Когда ему рассказали, что люди говорят о нем дурное, он ответил: «Невежд, не знающих, о чем они говорят, я прощаю. Если же подобные слухи обо мне распространяют ученые – то это им не к лицу, ведь сплетни таковых всегда оставляют осадок». Говорится, что однажды, желая вразумить Абу Ханифу, кто-то сказал ему: «Побойся Аллаха». Услышав такие слова, Абу Ханифа сначала отшатнулся, а затем смиренно склонил голову и сказал: «О брат мой! Да вознаградит тебя Аллах благом за твоё напоминание. Ведь мы нуждаемся в напоминающих нам об Аллахе, особенно тогда, когда знания затмевают нам глаза, а Аллах требует деяний. Я помню, что Аллах призовет меня к ответу, и поэтому стану делать ради благополучного исхода всё, что в моих силах».

Рассказывается, что однажды Ибн аль-Мубарак сказал Суфьяну ас-Саури: «Насколько же далек был Абу Ханифа от всяких сплетен! Я ни разу не видел, чтобы он говорил что-то плохое даже о своих врагах». На что Суфьян ас-Саури ответил: «Абу Ханифа был достаточно умен, чтобы не подвергать свою добродетель пагубному воздействию сплетен».

Немало в источниках говорится и о щедрости Абу Ханифы. В них приводится много схожих сведений о том, что он никогда не отказывал просящему и никогда не обделял нуждающегося. Его щедрость и доброту Абу Суфьян ‘Уяйна описывал следующим образом: «Абу Ханифа подавал милостыню везде и всюду. Если ему приходилось пользоваться какими-то благами, он непременно делился этим и с другими. Однажды он прислал мне так много подарков, что мне стало не по себе. Когда я рассказал об этом одному из его учеников, он сказал: «Ты бы видел сколькими дарами он одарил однажды Са‘ида Абу ‘Арубу!» Абу Ханифа был добр и неописуемо щедр к каждому учёному-мухаддису без исключения. Мис‘ар ибн Кидам говорит: «Чего бы он ни покупал для себя и своей семьи из одежды, фруктов и вещей подобно этим, то же самое он покупал и для своих шейхов». (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 55)

Его ближайший ученик по имени Абу Юсуф говорил: «Когда кто-то благодарил Абу Ханифу за оказанное благо, он говорил: «Благодари Аллаха, ведь это посланное тебе Им пропитание». Он присматривал за мной и моей семьей на протяжении двадцати лет. Однажды я сказал ему: «Я не видел человека щедрее вас». На что он ответил: «Ты ещё не видел Хаммада, вот кто был обладателем воистину превосходных качеств». (Аз-Захаби, «Сияр аль-А‘лям ан-Нубаля», VI, 396; Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 57)

Шакик[3] рассказывает другую историю: «Однажды нам по дороге повстречался человек, который, увидев Абу Ханифу, свернул в другую сторону. Окрикнув человека, Абу Ханифа подозвал его к себе и спросил, зачем он так поступил. Человек сказал: «У меня перед тобой долг в десять тысяч дирхемов, прошло уже много времени, но у меня всё так же нет возможности тебе его вернуть. Мне было стыдно попадаться тебе на глаза». Тогда Абу Ханифа сказал: «И только? Я прощаю тебе этот долг. Отныне при виде меня никуда не сворачивай, и прости меня за то, что испытывал в этой связи неудобства». Тогда я понял, что Абу Ханифа истинный аскет». (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 57)

В качестве заключения скажем, что все современники Абу Ханифы едины во мнении, что он был человеком набожным и богобоязненным. Так, Ибн аль-Мубарак пишет: «Когда я приехал в Куфу и спросил у её жителей, кто в этом городе самый богобоязненный, мне сказали, что Абу Ханифа». Макки ибн Ибрахим говорит: «Я долгое время жил в Куфе и не видел там человека более богобоязненного, чем Абу Ханифа». (Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан», стр. 58)

Таковы воспоминания видных ученых об Абу Ханифе и его набожности. В целях недопущения на страницах нашего исследования неких предвзятых суждений, нами были приведены сведения, заимствованные лишь из не ханафитских источников…

… Стоит отметить, что здесь была приведена лишь десятая часть из всего сказанного ученым на эту тему. Но главное, что заслуживает особого внимания – мы услышали почтительные высказывания в адрес Абу Ханифы со стороны представителей противоположных ему школ, а именно — шафиитской и ханбалитской.

Примечание

[1] К произведениям, повествующим о достоинствах и достижениях Абу Ханифы, написанным учёными первых столетий, можно отнести такие произведения, как: Аль-Макки, «Манакиб аль-Имам аль-А‘зам», Ибн аль-Баззаз аль-Курди, «Манакиб аль-Имам аль-А‘зам», ‘Али аль-Кари, «Манакиб аль-Имам аль-А‘зам», Ибн Хаджар аль-Хайсами, «аль-Хайрат аль-Хисан».

К произведениям более поздних веков можно отнести произведения таких авторов, как: ас-Сайид ‘Афифи, Хаят аль-Имам Абу Ханифа, Абу Захра, «Абу Ханифа Хаятуху, ‘Асруху ва Арауху», ‘Абдулхалим аль-Джунди, Батал аль-Хуррия уа ат-Тасамух и множество других.

[2] Для больших сведений о жизни Абу Салямы Мис’ара ибн Кидама ибн Захира ибн ‘Убейда ибн Хариса ибн Хиляля ибн ‘Амира ибн Са‘са‘а аль-Хиляли аль-‘Амири ар-Раваси аль-Куфи см. Ибн Хаджар «Тахзиб ат-Тахзиб», X, 113.

[3] Современник Абу Ханифы по имени Абу Лейс Шакик, от которого до нас дошли предания ‘Асыма ибн Кулейба. Для больших сведений о его жизни см. Ибн Хаджар Тахзиб ат-Тахзиб, IV, 344; Ибн Хаджар, «Лисан аль-Мизан», Бейрут 1962, VII, 243

[4] Ахль ар-ра’и – буквально «сторонники собственной точки зрения». Общее название представителей одного из направлений исламского законоведения VII-VIII веков. Сторонники независимого суждения всегда противопоставлялись «сторонникам хадисов», так как предпочитали решать правовые вопросы на основании собственного мнения, если соответствующих предписаний по рассматриваемому вопросу в хадисах Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) не находилось.

Автор: Шейх Мухаммад Касыйм Абдух аль-Хариси
Из книги: «Положение Абу Ханифы среди мухаддисов», стр. 26-31

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.