‘Улум аль-Кур’ан

Вопрос об «истива» и об аятах с неясным смыслом

В шести аятах (7:54, 10:3, 13:2, 25:59, 32:4, 57:4) Досточтимого Корана, Всевышний Аллах говорит о Себе:

ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ

В седьмом аяте (20:5) сказано:

الرَّحْمَنُ عَلَى الْعَرْشِ اسْتَوَى

Слово «Арш» обозначает самое крупное по размеру творение Всевышнего Аллаха, крыша мира. («Танизих» Ибн Джама`а). И Всевышний Аллах в этих аятах говорит, что он «истава» над Аршем. «Истава» – это глагол. Имя, обозначающее действие (масдар) от этого глагола – «истива».

Глагол «истава» в арабском языке имеет несколько значений: созреть, стать взрослым, выровняться, (о)владеть, обратиться, подняться, возвыситься, утвердиться, находиться, сидеть. (Это лишь некоторые основные значения. Так, современный словарь «аль-Му`джам аль-Васыт» приводит 9 значений «истава».)

Как же понимать это слово в отношении Всевышнего Аллаха? Как ученые интерпретируют аяты «истива»?

Имам Малик сказал: «Возвышение известно, но образ (этого возвышения) невообразим, однако верить в это обязательно, а вопрос (насчет деталей) – новшество». (Передается во множестве источников, см., например, «Сияр» аз-Захаби, 7/415)

А имам Ахмад сказал: «Сообщения об атрибутах принимаются так, как они переданы, без уподобления и их отрицания, и о них не говорят, как и почему, и мы верим, что Аллах – над Аршем, как Он пожелал, (при этом) не ограничивая Его (в пространстве) ограничением или качеством, которое может вообразить описывающий или ограничить ограничивающий». (Джамалюддин аль-Касими, «Махасин ат-таъвиль»)

Из этих слов двух имамов Ахлю-с-Сунна мы понимаем, что есть два шага, связанных с описаниями Аллаха, буквальный смысл которых указывает на телесность. Первый шаг – принятие этого описания как части Откровения и как качества Всевышнего Аллаха. Второй шаг – это отрицание телесных смыслов этих слов, когда отрицаются ограничения и физический образ.

Аяты «истива» относятся к аятам с неясным смыслом (муташабихат), про которые говорится в 7-м аяте суры «Алю Имран»:

هُوَ الَّذِي أَنزَلَ عَلَيْكَ الْكِتَابَ مِنْهُ آيَاتٌ مُّحْكَمَاتٌ هُنَّ أُمُّ الْكِتَابِ وَأُخَرُ مُتَشَابِهَاتٌ

«Он – Тот, Кто ниспослал тебе Книгу (Коран), в которой есть ясные аяты (мухкамат), и они – основа Книги, есть и другие аяты, смысл которых не ясен (муташабихат, которые могут быть поняты по-разному)».

Главное, что нужно знать про аяты «муташабихат», содержится в следующих трех принципах:

Первое. Тексты с неясным смыслом нельзя брать за основу убеждений и строить на ней акыду. Нельзя понимать их в соответствии с буквальным смыслом, не соотнося их с однозначными доводами разума Корана и Сунны, то есть текстами с ясным смыслом.

Второе. Тексты с неясным смыслом обязательно должны пониматься через призму принципа танзих (отрицание недостатков в отношении Всевышнего Аллаха). Это фундаментальный принцип, который применяется ко всем шариатским текстам, а отнюдь не частный принцип, применимый к одним текстам и не применимый к другим.

Третье. Отрицание недостатков в отношении Аллаха первично по сравнению с утверждением смыслов, поскольку танзих – это основа. И любой поймет это, обратившись к текстам Корана и Сунны. Например, в аяте со смыслом: «И нет ничего подобного Ему, Он Слышащий, Видящий», – Всевышний Аллах сначала отрицает недостатки (а это и есть танзих), затем сообщает о  качествах. Точно так же в свидетельстве веры: «Нет ничего достойного поклонения, кроме Аллаха», – сначала идет отрицание, затем утверждение.

После этого уже можно говорить о возможных путях понимания «муташабихат». Ученые выделили два основных метода:

1. Тафвид – отказ от толкования и признание, что только Всевышний Аллах знает, что подразумевается под неясным словом.

2. Таъвиль – толкование этого слова, то есть подбор подходящего по смыслу значения из значений неясного слова, которое соответствует правилам арабского языка и не указывает на недостаток в отношении Всевышнего Аллаха.

Тафвид и таъвиль – это два метода танзиха, а не основы вероубеждения, ведь основа, как мы сказали, – танзих. Следовательно, танзих первичнее тафвида или таъвиля, поскольку он – фундаментальный принцип, а тафвид и таъвиль – два метода в понимании текстов Корана и Сунны.

Первый путь – тафвид – предпочитало большинство ранних ученых. Но при этом они отрицали те значения глагола «истава», которыми не подобает описывать Господа миров, в первую очередь «нахождение и сидение».

Так, имам Абу Ханифа пишет в «Васые»: «Мы подтверждаем, что Всевышний «истава» над Аршем без нужды в нем, и Он не находится над ним, и Он – Хранитель Арша и остального мира без нужды в них. А если бы Он нуждался в Арше, то как бы Он смог сотворить мир и управлять творениями? Если бы Аллах нуждался в сидении и нахождении (на Арше), то где был Аллах до сотворения Арша? Аллах чист от всего этого». («Комментарий аль-Бабирти к «аль-Васыя» имама Абу Ханифы». ИД «Хузур», 2019, стр. 60)

Имам аль-Куртуби пишет: «Большинство ранних и поздних ученых говорит, что надо отрицать, что Аллах расположен в какой-либо стороне и занимает пространство». (Куртуби, 9/239)

Если же попытаться найти подобающее толкование «истава» и посмотреть на вышеприведенные словарные значения этого глагола, то станет ясно, что Всевышнего Аллаха можно описывать из них только значениями «владеть» и «возвыситься».

Что касается толкования «истава» как «владеть», то оно приводится многими учеными. Имам Акмалюддин аль-Бабирти («Комментарий аль-Бабирти к «аль-Васыя» имама Абу Ханифы». ИД «Хузур», 2019, стр. 63-64) пишет про «истава»: «Также это слово используется в значении «овладел», как в словах поэта:

Овладел Бишр Ираком
Без оружия (меча) и кровопролития».[1]

Далее он пишет: «Более предпочтительное толкование (таъвиль) – овладение, поскольку в нем содержится смысл восхваления. А слово «истива» используется (в аяте) для восхваления, поэтому больше подходит смысл «овладел», тем более что речь идет о самом грандиозном творении».[2]

Но и значение «возвышения» толкователи также приводят. Разумеется, речь ни в коем случае не идет о пространственном возвышении.

И имам аль-Куртуби пишет: «Возвышение Всевышнего Аллаха – в значении возвышения Его величия и могущества, что нет никого над Ним в величии и могуществе, и никто не разделяет с ним Его возвышения, но лишь Он единолично возвышается». (Куртуби, 9/240)

Иными словами, речь не идет о физическом возвышении, когда одно тело находится над другим телом в физическом пространстве. Переводчики некоторое время спорили о том, как следует перевести на русский язык «ثُمَّ اسْتَوَى عَلَى الْعَرْشِ». В существующих переводах Корана были такие варианты, как «вознесся» и «утвердился», что не согласуется с пониманием природы существования Аллаха, которое мы предоставили читателю, а именно – что Аллах существует вне пространственных связей с миром творений и не является физическим телом.

Итак, у нас есть два варианта перевода, которые соответствуют акыде Ахлю-с-Сунна. Первый вариант перевода – переводить слово «истава» как «возвысился». Второй – как «властвует/владеет», что тоже соответствует убеждениям Ахлю-с-Сунна.

Имам ат-Табари пишет: «Наиболее вероятное значение – возвысился. Удивительно, что некоторые отрицают это значение на том основании, что – как им кажется, «возвысился» означает «был внизу, а затем поднялся... Аллах возвысился возвышением овладения и власти, не возвышением в смысле перемещения и удаления». («Джами` аль-баян», 1/457, Дар Хиджр)

Примерно таким же методом ученые Ахлю-с-Сунна действуют и в отношении остальных слов, употребленных в тексте Корана или хадисов, внешний, буквальный смысл которых обозначает то, чем не подобает описывать Всевышнего Аллаха. Оптимальный способ – оставить попытки интерпретации этих слов, признавая абсолютное знание об этом лишь за Господом. Но в случаях, когда нужно пояснить, дать больше информации – наши ученые прибегают к таъвилю, как поступали ранние (саляф) и поздние (халяф) ученые Ахлю-с-Сунна.

Примечание

[1] Этот бейт приводится в словаре «ас-Сыхах» аль-Джаухари и в «Лисан аль-’араб» Ибн Манзура без указания авторства. И имам Муртаза аз-Забиди, да помилует его Аллах, в «Тадж аль-’арус» приписал его авторство аль-Ахтару, а имам Ибн Фурак, да помилует его Аллах, – аль-Хатые. И упомянутый Бишр – это Бишр ибн Марван ибн аль-Хакам, сын четвертого омейядского халифа и наместник в Ираке. Что подтверждает версию, что автор бейта – аль-Ахтар, современник Омейядов, тогда как аль-Хатыа был поэтом эпохи джахилии и застал Ислам.

Некоторые наши оппоненты возмущаются тем, что сунниты используют как доказательство в акыде стихи поэта-христианина. Им не хватает умственных способностей, чтобы понять, что этот бейт используется не как довод на положение вероубеждения, а как доказательство законности такого толкования «истава» в арабском языке. Ведь для того, чтобы иносказательное толкование (таъвиль) было законным, нужно, чтобы такое значение у толкуемого слова (в нашем случае – «истава») было бы установленным в арабском языке. Для этого доводом служат, помимо аятов и хадисов, бейты поэтов ранней эпохи (примерно до 150 года хиджры). Если это значение у слова установлено и не содержит указания на недостаток, то есть подобает величию Всевышнего Аллаха, то такой таъвиль ученые принимали.

[2] Те ученые, которые посчитали, что самое адекватное толкование – овладение, уточнили, что имеется в виду овладение, которому не предшествовала борьба. Не имеется в виду, что Аллах до того не владел им, а затем овладел. Шейхуль-Ислам Такиюддин ас-Субки, да помилует его Всевышний, пишет в «Сейф ас-Сакыль» (издание имама аль-Каусари, Египет, стр. 98-99), что смысл «истива» – абсолютное владение по праву, и пишет: «толкующий таким образом аят не совершает ничего предосудительного и не описывает Аллаха тем, что ему не подобает».

Наши оппоненты ставят нам в вину, что этот таъвиль – «истава» как «овладел» – использовали му’тазилиты, и мы, якобы, следуем в этом за ними. Но, во-первых, это не единственный возможный таъвиль «истава», а во-вторых, это законное мнение суннитов, как ашаритов, так и матуридитов. Его приводит сам имам аль-Матуриди, да будет Аллах им доволен, в своем тафсире «Таъвилятахли-с-сунна» (Муасъаса ар-рисаля, 1425 г., т.3, стр. 285), от него же его передает имам Абу аль-Му’ин ан-Насафи, да помилует его Аллах, в «Табсыра аль-адилля» ( т.1, стр. 184) и пишет: «Наши ученые (матуридиты) также использовали этот таъвиль, а не только му’тазилиты». Иными словами, мнение му’тазилитов просто совпало с мнением суннитов, и в этом нет ничего удивительного: они совпадают с нами во многих основах нашей общей религии. А те вопросы, в которых они ошиблись, давно разобраны учеными Ахлю-с-сунна. 

Из книги: «Калям Шариф», стр. 11-16

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *